?

Log in

No account? Create an account
Пейзаж, нарисованный чаем
20 most recent entries

Poster:vardan_yavryan
Date:2011-01-08 00:49
Subject:"Там и сидел дьявол"
Security:Public

Став недавно членом сообщества, я посчитал своим "долгом" написать в ru_pavi4 пост. Думаю, что первое попадётся о Павиче, не считая, конечно, продаётся "Хазарский словарь: Мужская версия", то и будет моим первым постом здесь. Итак, вашему вниманию я предоставляю интервью с Милорадом Павичем за 2009 год в газете "Аргументы и факты". Может быть, кто-то его читал. Если да, то не стоит гневаться в комментах. Со своей стороны скажу, что журналисту не удалось раскрыть Павича в материале, но несмотря на это мне хочется поделиться двумя фактами из его жизни:

Павич удивляется, как в его жизни переплетаются выдуманные им истории и реальные факты. Иногда это носит юмористический характер: «Вот написал я, что венгры - самая вороватая нация в мире. Потом приехал в эту страну, чтобы презентовать книгу, и в первый же день у меня украли портмоне». Или мистический: «В одном романе я писал про наш известный женский сербский монастырь, куда якобы наведывался дьявол. На самом деле я никогда не был в этом монастыре и про дьявола всё выдумал. И вот однажды мы путешествовали по Сербии с женой Ясминой, оказались рядом с этим местом. Я с опаской постучал в ворота монастыря. Вышла игуменья, она меня узнала, радушно пригласила в гости. Мы пили чай на балконе, и монахиня сказала: «Видите тот камень? Там и сидел дьявол».

Полностью интервью можете прочитать на: http://www.aif.ru/culture/article/31306 , если захотите.

post a comment



Poster:4miskevich4
Date:2011-01-06 20:40
Subject:
Security:Public

http://4miskevich4.livejournal.com/8135.html

9 comments | post a comment



Poster:filgrad
Date:2010-12-10 16:52
Subject:Павел и Павич
Security:Public

На первый взгляд он никуда не торопится. Трамвай погромыхивает по весенним белградским мостовым. Павлу есть куда и зачем спешить. И он успеет.

Павич пересекает улицу. Неспеша. Под мышками блины словарей. Словари поменьше во внешних и внутренних карманах пиджака и брюк. Словарь за поясом, едва прикрываемый галстуком, словари на пояснице.
Словари-эполеты, энциклопедии-цилиндры, справочники-нарукавники, словари-каблуки.
Павич вспотел, Павич не спешит. Павич дымит, дым идёт из рукавов, струится из переплётов словарей. Павич – дымучий словарь.

Павел тихонько поёт, внимательно смотрит под ноги, стоптано прихрамывает. Редко кто решится отвлечь его по дороге, подойти под благословение, задать неуклюжий вопрос, который Павел будет не столько слушать, сколько прислушиваться к глазам и рукам вопрошающего.
Когда ГовНАТО гуманитарило пасхальными бомбами непокорный Белград, Патриарх молился у мощей преподобного Иустина – собеседника Достоевского в ХХ веке, ездил без охраны по Косову полю. Павич невозмутимо курил трубку в кровати, обложенный рукописями и книгами, лишь изредка героически покусывал ус и цедил, глядя в окно, терпкий кофе.

90-е и 2000-е годы Сербия – это во многом Павел и Павич.
Им теперь незачем спешить. Есть только вечное настоящее. И они успеют.

Филипп Воскресенский

post a comment



Poster:igor_bobirev
Date:2010-05-09 16:42
Subject:
Security:Public

кто-нибудь может сказать, выходили ли на русском языке книги стихов Павича?

1 comment | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-30 12:04
Subject:Милорад ПАВИЧ. Пейзаж, нарисованный чаем
Security:Public

Павич пишет не словами, а пчелами, птицами и цветами
Константин Кедров, поэт, философ

  Автор иллюстрации - Овчарова Катерина

Картина, нарисованная чаем (чайной заваркой), висела в кабинете М.Павича, её автор - сын писателя, известный в Сербии художник.




     ГАЛЕРЕЯ СЕРБСКОГО ХУДОЖНИКА МИЛОРАДА ПАВИЧА
ПОРТРЕТЫ. ПЕЙЗАЖИ

Из раскрытой книги "Пейзаж, нарисованный чаем"  разило запахом художественных красок – главный герой романа занимался их производством, и его бизнес процветал. Художник Павич проявил необычайное проворство и этими красками между делом и отдыхом, не вынимая изо рта любимой курительной трубки, набросал на альбомных листах романа множество живописных портретов и пейзажей.
Живописцы говорят, что самое сложное в их деле – портрет, называют его пейзажем души. Павич в портрете достиг совершенства. Он как зодчий ваяет скульптуру, используя все, что попадется в живой природе под руку – в ход идут рыбные кости, устрицы, лимоны, волны, кони… Все детали лика - волосы, лоб, брови, глаза, нос, рот, уши, кожа – живут каждый своей жизнью, но живо взаимодействуют, подобно монахам одного монастыря на Святой горе.

ПОРТРЕТ ИЗ РОМАНА-ПЕЙЗАЖА

«Волосы на голове у него были старше бороды, седые и толстые, наподобие рыбных костей. Глаза – цвета устрицы с лимоном – сходились у него на переносице, словно он только что втянул их через нос…Стало заметно, что нос его, зажатый глазами, словно бы стерт с обеих сторон… Старик улыбнулся одной стороной лица и сказал, словно сплевывая в сторону:

       - Кто курит, не должен никогда смотреть в свою трубку…

Мелкие подвижные морщины пересекали лоб старца и подобно волнам пропадали в волосах. Морща лоб, человек гнал мысли от себя, подобно тому как кони, подергивая шкурой, отгоняют мух».

        Щеточка моих собственных усов подсказала мне, что это автопортрет художника Павича. Впрочем, имеет ли она, щеточка усов, право подсказывать своему хозяину? Может ли хозяин ей доверять? Имеет ли она право на ошибку? Ведь хозяин может запросто с ней расстаться.

Живописцы называют пейзаж душой природы. Пейзажи Павичу удались на славу – от одного прожигает зной, от другого колышется аромат, от третьего расползается прозрачный холод…Вода на его пейзажах смеется, волны томно зевают и шелестят…

ПЕЙЗАЖИ ИЗ РОМАНА - ПЕЙЗАЖА

«Небесная знойная вонь погружалась по щиколотку в землю. В дни, когда Солнце оборачивалось к Земле и три женских дня покрывали мужские дни, собачий укус становился ядовитым, а ароматы, в которые превращались цветы, колыхались над морской пучиной словно туман, портя рыбу, и ее икра отдавала медом. Дующий издалека горячий ветер бил в паруса и прожигал в них дыры…Голуби в такую пору задыхаются в волнах ароматов и ищут камень, который не тонет (о таком знают только они), и плывут на нем, отдыхая».

«Был конец лета и из окна открывался вид на сад. Жирные тени лежали под каштаном, подобно лужам масла; крупные листья давали оплеухи ветру и падали, цепляя друг друга, тяжелые, словно глухари. По саду расползался прозрачный, как кубик льда, холод, способствующий росту волчьего хлеба. Одно облако остановилось над ближней церковью, а остальные пошли вокруг него водить хоровод; внизу, у ручья, желтая глина переходила в чернозем…»


P.S.     Я своеобразный книгочей - не могу обойти стороной только литературную глыбу. Не все знакомые мне литературные глыбы обладают даром живописать словом. Мои любимые писатели-живописцы   М.Шолохов, М.Павич, С.Есенин, И.Бродский.

8 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-29 11:53
Subject:Милорад ПАВИЧ. Стихи
Security:Public



Летучий храм
     
     Трижды брадой препояшься, печь разожги и вина навари.
     
     Мы на распутье, и лес, словно чёрный голубь почтовый
     
     В клюве приносит ночь. Пчельный рой положи под шапку,
     
     Под язык — зёрнышко мака. Глазастым церквям не заметить
     
     Куда унесут нас ослы золотые и кони с рогами оленя,
     
     Как засахарится на сердце: "Любятся птицы, кружась над водой".
     
     Прыснут тропинки от наших подошв врассыпную. Но ты
     
     Серьгу нацепи с сардием, слышать могущим, и волосы в
      плётку сплети.
     
     Нож неси воткнутым в хлеб. Будет нам небо в птицах и море в рыбах.
     
     Стихи прочитаем ракушкам и мозаику сложим из гальки.
     
     Ибо прохладные тени от мёртвых стволов улетают.
     
     С нами в пути — маги, гудошники и звездочёты,
     
     Скинувшие беспечально одежды земные. Пребудем
     
     Мы поутру на погосте, где могилы друг с другом не схожи,
     
     И ляжем, под голову — голубь, укрывшись подстеньем
      летучего храма.

 

http://www.srpska.ru/article.php?nid=9742

1 comment | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-28 19:29
Subject:М.Павич. Эротический пейзаж с белым быком и двумя свечами
Security:Public




Этот пост посвящаю девушке с медовым цветом волос, сидящей на спине белого быка

Сергей Ляшенко

Живопись – это любимый образ, который входит в глаза и стекает с кончика кисти, и любовь – то же самое.

             Сальвадор Дали


Интервью газете МК 2007 г. http://1001.ru/arc/mk/issue271/   
МК — Ваши романы полны интеллектуальной эротики. В этой теме вы любитель, специалист или суперспециалист?

ПАВИЧ — Я нигде не бываю любителем. Если я оказываюсь в ситуации, где пришлось бы быть любителем, я сбегаю. Я ненавижу любителей.


Художник Владимир Карначев  

ЭРОТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ С БЕЛЫМ БЫКОМ

(роман «Ящик для письменных принадлежностей»)

«Она погладила большого белого быка и медленно взобралась ему на спину. Я тоже сел на него верхом, спиной к рогам, и, глядя ей в лицо, направил его вдоль кромки моря так, что двумя ногами он ступал по воде, а двумя по берегу… Вскоре она уже ехала не на быке, а на мне, чувствуя, что я постепенно становлюсь внутри нее все более тяжелым. Бык под нами делал за нас все, что мы должны были бы делать сами, и она перестала различать, кто доставляет ей наслаждение – бык или я.

Сидя верхом на удвоенном любовнике, она сквозь ночь видела, как в стороне от нас осталась роща белых кипарисов, какие-то люди, собиравшие на берегу росу и продырявленные камни, другие люди, которые в собственных тенях жгли костры и сжигали на них свои тени, две женщины, кровоточившие светом, сад длиной в два часа, в котором первый час пели птицы, а второй час падал вечер, первый час цвели фруктовые деревья, а второй час из-за спин ветров мело снегом. Потом она почувствовала, что вся тяжесть из меня перелилась в нее, и пришпоренный бык резко свернул, унося ее и меня в вечернее море и предавая волнам, которые нас разъединят…»

ЭРОТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ С ДВУМЯ СВЕЧАМИ

(скрещение слов из романа «Пейзаж, нарисованный чаем»)

«Начал он с того, что написал свое имя языком на спине красивейшей женщины, брюнетки с губами, чей поцелуй называется “две спелые вишни, да еще сладкая гусеница в придачу”. Она безмятежно омывалась его взглядом...
Эта женщина, вместо того чтобы пить, целовалась со стаканом или же грызла мясо прямо из тарелки, вместо того чтобы кусать любовника, которого у нее не было.
Было непонятно, но прекрасно. На улице шел снег, словно небо засыпало землю беззвучными белыми словами, и все происходило так, словно и она опускалась на него вместе со снегом с бескрайней вышины, все время в одном и том же напрвлении, ни на секунду не отрываясь, как снег или слово, которые не могут вернуться обратно на небо, в чистоту.
Он осмотрелся, словно определяя стороны света, и, отвернувшись от востока и запада, стал лицом к югу, вытащил свой пенис, на котором таяли хлопья первого октябрьского снега… На землю закапало что-то наподобие воска, стекающего по свече...».


Свеча. Женская версия

Свеча. Мужская версия

P.S. Эротика – одна из сторон многогранной прозы Павича.
У Павича  любимой книгой была многогранная Библия.
Прилагаю из Библии Книгу Песни песней Соломона . Собственно, это не что иное, как собрание любовно-эротических песен и свадебных гимнов.  

http://rusbible.ru/sinodal/pesn.html

http://jhistory.nfurman.com/code/bhist091.htm

post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-28 14:31
Subject:М.Павич о любви мужчины и женщины
Security:Public





Это большая редкость, когда двое на самом деле вместе. Сколько угодно – рядом и врозь. Высокая драма, имя которой «мы – вместе».  

                                                   Сальвадор Дали

М.Павич о своей первой влюбленности

Было несколько тех «первых». Все они перемешались в моей памяти, и я помню теперь только сиреневый цвет. Цвет платья одной девочки. Первая большая любовь многому меня научила. Я узнал, что любовь заставляет испытывать страшные страдания и что она предоставляет тысячу возможностей совершить непростительные ошибки. Я помню музыку, которая нас связывала; помню, как послал письмо не той, кому следовало, и только когда оно уже было отправлено, понял, что перепутал адрес. Было поздно что-либо исправлять. Письмо это, как я теперь понимаю, было написано хорошо и искренне. Настоящее любовное письмо. Катастрофа.

М.Павич об одном из главных событий его жизни

Бог подарил мне две большие любви. Одну несчастную, а другую счастливую во всех отношениях.

http://smbr.ru/lc/mp.htm

М.Павич о любви мужчины и женщины в романе «Пейзаж, нарисованный чаем»

«То, что люди называют большой любовью, никогда не делится поровну: тут всегда один намыливает, а другой бреет».

«Существует разная любовь…она многослойна, есть такая, которую можно раскатывать, как тесто, однако в таком случае она становится тоньше. Тоньше становится любовь, будь она замешана на дрожжах, на сдобе, или с начинкой, или для простой кукурузной лепешки. Поэтому иногда наша любовь есть не что иное, как обычная кукурузная лепешка. Питательна и по-своему вкусна, а все-таки кукурузная лепешка. И не больше».

«Тут мы действительно подошли к самой черте. Мы остановились на перекрестке дорог, и мне захотелось в последний раз побыть с госпожой Пятницей. Но только чтобы этот последний раз длился как можно дольше. Я придумал:

- Оседлай меня еще разок!

И я понес ее, углубившись в нее, а она смотрела назад на пройденную дорогу. Так мы опять любили друг друга. Наконец я сказал ей:

- Мы больше не нужны друг другу. Даже в любовной близости ты смотришь туда, куда я не могу идти, разве что двигаясь задом наперед. А я смотрю туда, куда ты не можешь смотреть, разве что сидя задом наперед… Душа моя, держащая тело мое в себе, я утомился. Отпусти его, пусть оно выйдет из тебя и заживет на воле, а ты поищи другое тело, чтобы оно тебя носило.

Так мы расстались, как расстаются все другие...».

3 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-27 22:42
Subject:Милорад ПАВИЧ и Сальвадор ДАЛИ. Постмодернизм и сюрреализм
Security:Public





Труженики-игроки. Перо, кисть и усы.

Не тренди! Просто играй! (Wynton Marsalis)

Если вы искренни и честны, не важно на чем вы играете. Хоть на шнурке от ботинок. (John Coltrane)

А ты играй, а ты играй, играй -
Может быть, увидишь дорогу в рай.
(Ольга Арефьева, певица, музыкант, поэт, писатель)

М.Павич посадил на стол свою Музу и смеется

Интервью газете МК (2007)   http://1001.ru/arc/mk/issue271/

МК:   Милорад Павич — серьезный человек?

М.ПАВИЧ:   Я человек играющий.

В чем, в основном, заключается его игра он пояснил: «Я думаю, что литература забрала значительную часть моей жизни. Поэтому я написал, что у меня нет биографии, есть только библиография».

С. ДАЛИ:

- То, что другие называют работой, для меня игра, которой нет конца.

- Ленивых шедевров не бывает.

- Особенность моей гениальности состоит в том, что она проистекает от ума. Именно  от ума.

- Усы мои всё растут – как и сила моего воображения.

- Пейзаж – это состояние души.

- Для художника каждое прикосновение кисти к холсту – целая жизненная драма.

- Я до неприличия люблю жизнь.

- Искусство – ужаснейшая болезнь, но жить без нее пока нельзя.

- Искусством я выправляю себя и заражаю нормальных людей.

(Цитаты из книг С. Дали «Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим» и «Дневник одного гения»)

Соседство в этом посте Дали и Павича не случайно – оба Художники с большой буквы, оба Художники-новаторы, оба большие Труженики, оба свою любимую работу считали игрой , оба большие выдумщики, оба в своем творчестве многое черпали из своих снов, оба мудрецы-философы, оба любители загадывать кроссворды, оба жизнелюбы, оба были женаты на своих любимых женщинах-музах (Дали называл свою Гала «музой» и «космической обезьянкой», Павич свою Ясмину –«музой» и «ведьмой»).


С.Дали пишет свой "Дневник гения" за своим сюрреалистическим столом

1 comment | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-24 21:32
Subject:Милорад Павич и его читатели
Security:Public

 визитка Сергея Ляшенко

«Своего читателя я должен бы любить, но у меня это не получается, потому что невозможно любить не родившегося праправнука, даже если вы на него похожи. Но я во всяком случае знаю, что литературу в будущее ведут не писатели, а читатели, ведь в мире всегда гораздо больше талантливых читателей, чем талантливых писателей». 
Милорад ПАВИЧ




Читатели о писателе Павиче

http://my.mail.ru/community/knigi/735448C637B751CE.html

Читатель Алексей Мельников

Мастер давным-давно сказал: книгу надо читать дважды — когда ты моложе героев книги и когда старше. Мое время пришло — я стал старше Софрония Опуича, и «Последняя любовь в Константинополе» второй раз легла мне в руки. Мастер еще во времена оны сказал: каждый раз, когда ты станешь читать эту книгу, она предстанет пред тобой другой. Он также тактично предлагал оригинальный способ чтения с помощью таро. Но я, молодой и самостоятельный, не внял тогда. И читал подряд — от первой страницы к последней, стандартно двигаясь по нумерации. И ныне, во второй раз я читал также, продолжая быть уверенным, что я «сам с усам». Но Мастер знал, о чем говорит: книга была другой.
В первое мое чтение она была непривычна, сложно и красива своим языком (как хорошо, что сербский близок русскому), мысли ее были на грани моей понятливости — я напрягал мозг и душу до состояния судорожного кипения, брал отпуск, отдыхал, снова погружался, дочитал, обнаружил в конце книжки инструкцию к чтению с картами таро, усмехнулся и позволил себе немного свободы. Сюжет показался мне рваным и я отнес это впечатление по ведомству чтения без следования инструкции. Я отправился читать «Внутреннюю сторону ветра».
Сейчас я старше. Но, хм... не менее самостоятельный. А книга была другой. Почти не изменился только язык — он остался прекрасным, хотя значительно менее сложным. Сюжет выглядел ровным — как длинная волна в открытом море. И, что главнее для меня, сильно звучали эмоции. Почти такой силы, как «Silence on the Вalcan» Горана Бреговича. Я люблю, когда в конце книги волшебство. Во второе чтение было волшебство. А в первое чтение я его упустил, что ли (совершенно не могу вспомнить — почему так случилось). Волшебство простое — Харлампий Опуич исчез прямо на моих глазах, оставив за столом любящих, любимых, любовников, мужей и жен, детей и матерей. Не могу понять — как ему удалось сохраниться в первый раз...

 

http://planeta.rambler.ru/community/pavich/407429.html

 Читатель, ник «zadatok»

Я так просто обожаю его творчество.
Интересно как я на него наткнулся. Стрельнула мне раз в голову шиза - научиться гадать на таро. Стал искать в нете где их можно заказать. И тут случайно мне попадается книга какого-то там Павича. Называется "Последняя любовь в Константинополе (пособие по гаданию)" Взял, купил. Гадать по этой книге я не научился (научился по другой), а вот на Павича подсел.
Больше всего мне в нем нравится, что он работает "на читателя": часто включает его в активное участие в событиях, беседует с ним, любит его и т.д.
Короче, это надо читать.

Читатель, ник «КоМар»

Первое, что я прочитала у Павича - это "Хазарский словарь". Взяла книгу случайно и была потрясена! Первый раз я встретила в художественном произведении так много фраз, идей и событий, которые заставляют посмотреть на вещи с другой стороны, и которые хочется перечитать еще раз! А потом я прочитала сборник рассказов "Русская борзая" и меня еще больше "затянуло"! Теперь читаю "Уникальный роман".
На мой взгляд, точнее на мой вкус, Павич - самый интеллектуальный автор среди своих современников! Его книги - это эмоции и он сумел передать их Словом!
Вообщем, я в восторге!

Читатель, аноним

Мне произведения Павича нравятся тем, что они похожи на сон: вроде бы реальность, но что-то не так, и это что-то воспринимается как будто так и надо, и кажется, что ты сам так умеешь, как герои его книг.
Вообще, после прочтения его книг смотришь на реальность уже не так, как будто свысока немного, как будто что-то знаешь, чего еще пока не знает никто, но возможно узнают или не заметят, а ты прошел вперед и наблюдаешь, как это узнавание у них проходит впервые или как они проходят, не замечая.
Столько положительных эмоций от его произведений. Столько познаний. Так бы и жила в его книгах.

Читатель, аноним

Павич - великий! и тем не менее пишет о вполне доступных "вечных" вещах, просто язык его произведений настолько своеобразно образный, что кажется заумью. Но, помилуйте, о чем вообще речь? Любишь - читай, не любишь - читай другого. Кундера попроще будет для восприятия, а уровень такой же, взять ту же "Невыносимую легкость бытия". Павич - гений, и с этим не поспоришь. Слава Богу, у него есть читатели, значит мир не так отупел от глобализации, телевидения и т.п. Люблю у него все, ибо, как "истинный русский читатель" люблю не отдельные книги, а писателя. Такую глыбу трудно одолеть сразу, это, как Б.Гребенщиков - на всю жизнь размышлений и открытий. Так вот!

Писатель Павич и его читатель

 Писатель Павич всегда охотно и с удовольствием встречался со своим читателем. Вот история такой встречи

Роман, нарисованный чаем, или Дорога к Павичу
Елена Вагнер

http://www.lik-bez.ru/archive/zine_number2691/zine_gvozd_nomera2701/publication2726

  

 

 

 

7 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-23 15:49
Subject:Кроссворды от Милорада ПАВИЧА и Федерико ФЕЛЛИНИ
Security:Public





Павич известен своим романом-кроссвордом «Пейзаж, нарисованный чаем».

Феллини известен своими фильмами-кроссвордами.

Два Мастера с вдохновением творили необычные, интересные и мудрые загадки. И их читатель (зритель), «развалясь на скамейке или в кресле», не мог «находиться в полной безопасности и вообще вне игры» (цитаты Павича.- Авт.). В Живом Журнале увидел комментарий юного юзера: «Пытался читать Павича. Не смог. Какая-то муть».


                                      
     

                                                 
                                                                       МИЛОРАД ПАВИЧ

                ОТВЕТЫ НА ОПУБЛИКОВАННЫЙ В РОМАНЕ-ПЕЙЗАЖЕ КРОССВОРД

1 по горизонтали - все книги на земле имеют эту потаенную страсть – не поддаваться чтению.

3 по горизонтали - подобно тому, как существуют талантливые и неталантливые писатели, существуют точно так же и читатели одаренные и бездарные.

5 по горизонтали - существуют те, кто в кроссворде любит и вылавливает отдельные слова, те, кто все решает с наскока, они тратят время, на которое много времени не нужно.

7 по горизонтали – я знаю, что мудрость ни от чего нас не спасает, - она, как день жизни: чем дальше от одной ночи, тем ближе к другой. Поэтому я и не предлагаю тебе свою мудрость.

1 по вертикали – читатель находит в книгах то, чего не может найти в ином месте, а не то, что писатель внес в роман. Это зависит от чтения, а не от написания, дело глаза – не пера.

2 по вертикали - существуют те, кто в кроссворде предпочитает и вылавливает только красивые скрещения слов, те, кто все решает по порядку, они тратят время, на которое нужно Время.

3 по вертикали - своего читателя я должен бы любить, но у меня это не получается, потому что невозможно любить не родившегося праправнука, даже если вы на него похожи. Но я во всяком случае знаю, что литературу в будущее ведут не писатели, а читатели, ведь в мире всегда гораздо больше талантливых читателей, чем талантливых писателей.

                                                                                                                        Тонино Гуэрра.
Поэт.Драматург.
Сценарист.Близкий друг Ф.Феллини

ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ КРОССВОРДОВ

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ ТОНИНО ГУЭРРА: ВЕЛИЧИЕ, ДЕНЬГИ, ЕДА, ИЛЛЮЗИИ, ЛЮБОВЬ, НЕПИСАНЫЕ ЗАКОНЫ, ОЖИДАНИЕ, СВОБОДА, СТАРОСТЬ, ТАЛАНТ, ЧУДО

http://akvideo.ru/articles/170-tonino-gujerra.html         (Журнал STORY, март, 2010)

Ответ Тонино Гуэрра юному юзеру из ЖЖ:

«Разница между двумя словами – смотреть и видеть. Молодость смотрит, а старость видит. Когда ты молод, ты ослеплен миром, ты видишь цвет, материал. Ты смотришь, но часто не видишь.

Я узнал, что в старости можно испытывать большие наслаждения просто потому, что ты трогаешь глубину того, что видишь».






Я, Феллини

(фрагменты книги)

По словам Феллини, девизом всей его жизни было: “Вымысел — единственная реальность”.

О творчестве

Всегда спрашивают меня: “Почему ты делаешь такие непонятные фильмы?” Я отвечаю, что всегда говорю правду, а правда никогда не бывает понятной, ложь же понятна всем. Я никогда не стремился объяснить в своих фильмах все, разложить все аккуратно по полочкам так, чтобы ничего не оставалось неясным. Надеюсь, зрители вспомнят моих персонажей, задумаются о них и будут продолжать думать дальше.

Работая над фильмом, я живу полной жизнью. Снимать фильмы — все равно что заниматься любовью. Да, это сродни любви, потому что это всепоглощающее чувство. Вы тонете в нем. Я считаю себя очень везучим: ведь я делаю то, что люблю.

О жизни

Самое драгоценное на этом свете — это настоящий контакт с другим человеком.

Когда меня спрашивают, счастливую ли жизнь я прожил, я всегда отвечаю: “Я прожил полную жизнь”. Счастье не может длиться вечно. Его не ухватишь за хвост. Напротив, чем сильнее пытаешься его удержать, тем скорее оно улетает. Мы можем быть полностью счастливы, только сознавая, что счастье никогда не исчезнет, а так как это невозможно, то нам всегда недостает важной составляющей счастья — уверенности в будущем. Нет ничего мучительнее сожалений о прошлом. Тогда прошлое прокрадывается в настоящее и душит тебя.

Погрузись в жизнь и оставайся всегда открыт для нее. Сохрани на все время путешествия, которое зовется жизнью, детский энтузиазм, и тогда тебя ждет удача.

http://magazines.russ.ru/inostran/2002/3/fel.html

post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-23 11:37
Subject:Милорад ПАВИЧ и Интернет
Security:Public


WWW.RU_PAVI4

Милорад ПАВИЧ в Сети:

Литература должна приспособиться к новой электронной эре, где преимущество отдается не плавному, линейному, состоящему из последовательных звеньев литературному произведению, а иконизированному образу, знаку, семиотическому сигналу, который можно передать мгновенно, а ведь XXI век именно этого и требует. Идеальным можно было бы считать текст, который роится и разветвляется, как наши мысли или наши сновидения. Вот почему я решил, что моя проза должна иметь интерактивную нелинейную структуру. Такой текст легко читать в Интернете, и там можно найти почти все мои книги, переведенные на русский язык. Я предложил моим читателям и комбинированное чтение. Коротко поясню. Мой роман «Ящик для письменных принадлежностей» имеет два завершения – одно в книге, другое в Интернете. В книге указан электронный адрес, и каждый, кто хочет, может совместить чтение книги с чтением конца романа в сети Интернета. Добавлю, что хотят этого многие. Две главы моего романа «Звездная мантия» существуют только в Интернете. В книге их просто нет. И так далее. В Белграде вышел CD ROM с прекрасно иллюстрированным текстом «Хазарского словаря». Эта версия лучше всего демонстрирует, как читатель, пользуясь клавиатурой, может сам прокладывать себе путь в романе. Сейчас писатель в гораздо большей степени, чем это было во времена старой классической литературы, делится своей ролью с читателем. Что же касается вопроса о влиянии писателя на мир, скажу, что мир был бы хуже, чем он есть, если бы, начиная с Гомера и до сегодняшнего дня, не существовало художественного творчества, которое все-таки делает мир лучше. От издателей я знаю, что по всему миру численность моих читателей превосходит численность армии любого государства, а у некоторых писателей и писательниц, таких, например, как автор романа о Гарри Поттере госпожа Роулинг, читателей еще больше. Это все-таки что-то значит.

http://smbr.ru/lc/mp.htm

2 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-22 13:06
Subject:Милорад ПАВИЧ и Лев ТОЛСТОЙ. Постмодернизм, классика и просвещение
Security:Public






ПАВИЧ - Великий Архитектор Просвещения

Павич:
«Что такое ересь сегодня? Хорошая литература - это только то, что можно любить. А ересь - думать, что хорошая литература - то, что ценится".

Книги Павича, особенно лучшая из них, "Хазарский словарь", оставляют странное впечатление: новизны и узнаваемости. Эксперимента, перехлестывающего через край, и гармонической выверенности.
Павич шутливо посетовал на переводы Натальи Вагаповой и Ларисы Савельевой:
"Когда я прочел "Пейзаж, нарисованный чаем" в журнале "Согласие", я удивился, что это похоже на какого-то из русских классиков. Это поразило меня, потому что я думал, что я постмодернее".
Это очень тонкое наблюдение Павича-читателя. Схожесть Павича с русскими классиками - это и есть его постмодернизм.
Писатели-модернисты, даже очень точные и зоркие в малых формах, такие как Маркес или Джойс эпохи "Дублинцев", создавая романную форму, наполняют ее неким словесным и образным туманом, клубящимся и нечетким, рождающимся и ускользающим. В этом сходятся "Сто лет одиночества" и "Доктор Живаго", "Игра в классики" и "Доктор Фаустус" - романисты двадцатого века все пытаются заставить роман говорить самостоятельно. Романный мир должен сам сложиться в этом первородном хаосе слов, выкристаллизоваться из него лишь при некотором посредническом влиянии писателя.
Но строитель не может сказать стене "стройся", а сам вздремнуть в холодке.
Романы Павича многозначны лишь в той мере, в какой на эту многозначность запрограммированы. По творческому принципу образцово постмодернистское творчество Павича действительно ближе классическому роману, чем всему двадцатому веку. Здесь все - мера и отвес, как говорил Розанов о Толстом.
Да, эту литературу можно упрекнуть в неестественности - она не сама написалась. Автор здесь подобен не Творцу первых стихов Бытия, говорящему "да будет...", а потом приглядывающему, чтоб было хорошо, а Великому Геометру века Просвещения, все предусматривающему, все рассчитывающему.

Павич:
"Я всегда мечтал о том, чтобы после первой фразы захотелось прочитать вторую. Задача писателя - заставить читать дальше и дальше".

http://www.uni-potsdam.de/u/slavistik/zarchiv/0597m/kk007-11.htm



{C}{C}

{C}
Павич: "Я всегда был во власти русской литературы. Моя большая любовь, несомненно, Пушкин, который в моем переводе был издан на сербском языке (собрание сочинений в восьми томах), Гоголь, Достоевский, Толстой. Издавая свою библиотеку русских переводов в издательстве «Просвета», я опубликовал избранные рассказы Булгакова, которые в то время не могли выйти в Советском Союзе. В нее вошли также Пастернак, Ремизов. Кроме того, я всегда обожал Цветаеву, Ахматову".

post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-21 16:54
Subject:Мистика Милорада ПАВИЧА и магия Габриэля Гарсиа МАРКЕСА
Security:Public





Уважаемые мною В.Бутусов и О.Арефьева подсказали мне тему этого поста.

Любимые их писатели – Павич и Маркес.

МИСТИК и МАГ. Великие проповедники «простых вещей»

Всемирно известного писателя Павича называют «православным мистиком».

Всемирно известного писателя Маркеса называют «магом реализма»

У обоих две большие любви: любовь к людям и любовь к «живому светлому слову» (выражение Павича. – Авт.). Они оба учились у людей и кропотливо работали над словом.

Иногда они уходили в добровольное длительное отшельничество, после которого выходили со своими проповедями-романами. И эти проповеди слышал весь мир, весь мир становился их читательской аудиторией. Павич: " Я думаю, что литература забрала значительную часть моей жизни. Поэтому я написал, что у меня нет биографии, есть только библиография. Однако жизнь проникает в мою литературу через язык, литература рождается, прислушиваясь к пульсу живой речи, также было когда-то у церковных проповедников или, еще раньше, у античных ораторов Греции и Рима".

В этом посте скрестились мистическая крестословица (слово Павича. – Авт.) Павича из его романа-пейзажа и магическое письмо Маркеса всему человечеству.






ПАВИЧ

     «Только хлеб, одежду, обувь и ненависть человек способен растрачивать в больших количествах… Всего прочего – любви, мудрости, красоты – на свете гораздо больше, чем мы в состоянии потребить. Вечно слишком много роскоши, и никогда не хватает простоты вещей…»





МАРКЕС

Боже мой, если бы у меня было еще немного времени, я заковал бы свою
ненависть в лед и ждал, когда покажется солнце. Я рисовал бы при звездах,
как Ван Гог, мечтал, читая стихи Бенедет-ти, и песнь Серра была бы моей
лунной серенадой. Я омывал бы розы своими слезами, чтобы вкусить боль от их
шипов и алый поцелуй их лепестков.
Боже мой, если бы у меня было немного жизни...

Я не пропустил бы дня, чтобы не говорить любимым людям, что я их люблю.




Я бы убеждал каждую женщину и каждого мужчину, что люблю их, я бы жил в любви с любовью.
Я бы доказал людям, насколько они не правы, думая, что когда они
стареют, то перестают любить: напротив, они стареют потому, что перестают любить!
Ребенку я дал бы крылья и сам научил бы его летать.
Стариков я бы научил тому, что смерть приходит не от старости, но от
забвения.
Я ведь тоже многому научился у вас, люди.
Я узнал, что каждый хочет жить на вершине горы, не догадываясь, что
истинное счастье ожидает его на спуске.
Я понял, что, когда новорожденный впервые хватает отцовский палец
крошечным кулачком, он хватает его навсегда.
Я понял, что человек имеет право взглянуть на другого сверху вниз лишь
для того, чтобы помочь ему встать на ноги.








1 comment | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-18 11:49
Subject:Милорад ПАВИЧ и Ольга АРЕФЬЕВА. "Последняя любовь в Константинополе"
Security:Public





«Люди живут в своих мыслях, словно личинки. Только некоторые развиваются в бабочек и покидают кокон» Милорад Павич

Бабочка Павича. Женская версия

В своем посте http://community.livejournal.com/ru_pavi4/34561.html    я уже упоминал музыканта-поэта Вячеслава Бутусова, которого считаю бабочкой Павича, мужская версия.

Этот пост посвящен музыканту-поэту Ольге Арефьевой, которую я считаю бабочкой Павича, женская версия.

У Бутусова и Арефьевой любимые писатели – Павич и Маркес. Бутусов и Арефьева заразились писательской болезнью - «болезнью крестословицы» (выражение Павича.-Авт.) и уже написали-издали по несколько книг.

Ольга Арефьева любит, когда её называют «девушка Оля». Из уважения к автору женского гимна с морковью и антивоенного гимна с хреном так её и называю.

Девушка Оля о Павиче

«Один из моих любимых писателей, он для меня настолько очевиден, что я даже не посылала его ни разу в рассылку.
Всё, что пишет Павич, можно было бы сложить в одну книгу - его творчество объединяют в целое не истории, а манера выражаться и привычка легко пренебрегать дозволенными границами смысла. Довольно быстро понимаешь, что читать надо не буквы, а промежутки между ними, следить не за сюжетом, а за словами, магическим образом поставленными не на тот бок и сфотографированными в странном ракурсе. Бессмысленно выбирать лучшую книгу Павича - его можно читать с любого конца в любую сторону, и путешественник получит своё, если он вообще из тех, кто понимает этот язык. Это наслаждение для воображения, удивительным образом обходящее рассудительный ум. Не надо ничего вычислять и цепляться за реальность как за смерть. Всё текуче и сделано из нас самих. Если бы у Павича было поменьше войны и совсем не было рассуждений, имеющих целью придать книгам видимость логики и сюжета, он был бы мной (или я - им).
Самый первый текст попал ко мне в руки в виде распечатки. Первые же строки снесли мир наповал, и дальше я как наркоман хотела только одного: ещё и ещё. Большинство читателей начало своё знакомство с Павичем с "Хазарского словаря", его же и считают лучшей книгой автора - по принципу импринта. У меня же высшим книгоедским счастьем запечатлелась "Последняя любовь в Константинополе"».

Из автобиографии девушки Оли

«Одни говорят, что я – красивая женщина с острыми пальцами и тяжелым взглядом. Другие считают меня невоспитанной девочкой с уральским акцентом и нечеловеческим везением. Первые любят меня, ненавидя, вторые ненавидят, любя. Если бы они знали, что они – это я, они бы так не переживали о моих мнимых успехах и поражениях.

Я люблю спать, есть, гулять, обниматься, наряжаться и учиться делать то, чего не умею. Питаюсь я вкусными книгами и фильмами. Когда я съедаю вкусную книжку, это по ней видно: она вся изжевана, интересные места подчеркнуты, обложка истаскана, на буквах следы зубов. Если бы я сама написала книгу, это была бы «Сто лет одиночества».

Материалы с сайта Ольги Арефьевой www.ark.ru.

Библиография девушки Оли

  Отзывы на роман "Ефросинья"  http://www.ark.ru/ins/efrosinya/index.html
                                                                                                                      

5 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-15 23:19
Subject:Милорад ПАВИЧ о "Ящике..." и душе
Security:Public

                                                                                                                                                                                                  визитка Сергея Ляшенко


С.Дали.   Антропоморфный шкафчик

 
Милорад ПАВИЧ.  И ящики души

Недавно в Интернете прочитал рецензию на роман М.Павича «Ящик для письменных принадлежностей» http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2000/12/pavich.html   - рецензия от автора журнала «Новый мир» за 2000, но, благодаря интернет-проекту ЖЗ, «работает» на первой странице Яндекса по запросу «Милорад Павич».

Тов. рецензент из так называемого толстого литературного журнала, засучив рукава, с усердием сделал свою работу. У меня сразу возникло ощущение,  будто работает эксперт-криминалист. В книге им исследовано вроде бы всё: наряды, рецепты еды, запахи духов, выдвижные ящички и их содержимое, компьютер, автоответчик, внешнее описание героев, юмор, эротизм, мысли писателя о войне, душе, времени. Тов. эксперт-рецензент все эти вещдоки со всех сторон изучил, но оставил без внимания  несчастный любовный роман мужчины и женщины, героев повествования. Наверно, у него на любовные романы аллергия, как на дорогие меховые наряды и французские духи. Или он любви «по-тараканьи» пугается.

Выводы исследований тов. эксперта-рецензента строги и однозначны: « банально, грубо, тупо, пошло, бесстыже, жалко, недостойно, неадекватно» и еще целый ящик подобных оценок.

Тов. эксперта-рецензента «не оставляет ощущение неполноценности писателя Милорада Павича» и он делает заключение: «В итоге Павич воспринимается как Абсолютное Ничто». Не для протокола добавляет: «Литературная провинция» Павича – «плебейская псевдокультура» для  каких-нибудь студентов из Владивостока и Ставрополя». А не для них, надо понимать, образованных, начитанных, настоящих культурных специалистов из литературной столицы.

Упоминание о «плебеях из провинции» напомнило о ярлыках времен совка - «москвичи» и «лимита». «Лимита» - это провинциалы, которые хотели жить и работать в столице. А «москвичи» их не любили – считали конкурентами в их относительно благополучном жизненном пространстве. Как говорит журналист Леонид Парфенов: «Совок нам долго еще будет аукаться». Вторит ему писатель и публицист Виктор Ерофеев. В своей статье «Похвала Сталину» он говорит о такой болезни совка, как «духовный вывих».

http://www.ogoniok.com/5055/13/

«Штемпелеванной мистикой» определил тов. эксперт-рецензент размышления писателя Павича о душе: « Божественная добродетель(интуиция), человеческая добродетель (мысль, в которой божество не нуждается), сон (каковой также есть существо), фантазия, знания, воспоминания, чувства, поцелуй (каковой есть невидимый свет), страх и, наконец, смерть – все это суть члены души. У души их десять – вдвое больше, чем чувств у тела. С их помощью душа движется по миру, который содержит в себе…».

Божественную и человеческую добродетель тов. эксперт называет «штемпелеванной мистикой» - не это ли те клинические признаки тяжелого нечеловеческого заболевания «духовный вывих», о котором говорил публицист Виктор Ерофеев.

Свою неполноценность ощущает тов. эксперт-рецензент из столицы, думая об успехе и мировой славе «провинциала» Павича, который, кстати, до своей мировой писательской известности был известным в Европе ученым-литературоведом и философом. Много ящичков в человеческой душе, есть там и светлое, есть и темное. Мудрец Павич много чего об этом  знал и свои знания оставил в своих романах. В романе-пейзаже я прочитал о нашей обсуждаемой теме об письменном ящике: «Славы и успеха люди не прощают».

 

«Нет, не оставляет ощущение неполноценности» тов. эксперта-рецензента из толстого литературного журнала.

«И бомж с вокзала, самобытный и рассудительный, будет выглядеть достойнее»


3 comments | post a comment



Poster:lyashenko_serg
Date:2010-04-13 13:23
Subject:М.Павич. И его пейзажи с бабочками и крестословицами
Security:Public






визитка Сергея Ляшенко

                                                                                                                            

       Милорад Павич: «Все мои романы возникли из темноты, как свет»

   Внимание! Некоторые слова этого поста нарисованы чаем!

Я увлекаюсь творчеством музыканта –поэта Бутусова. Бутусов увлекался творчеством писателя Павича. Так Бутусов привел меня к Павичу, за что я ему благодарен.

Мне особо приглянулся роман Павича «Пейзаж, нарисованный чаем». Вот пара крестословиц Павича , которые являются, по-моему, эпиграфом не только к этому роману, а и ко всему творчеству писателя.

«Люди живут в своих мыслях, словно личинки. Только некоторые развиваются в бабочек и покидают кокон»

    «Только хлеб, одежду, обувь и ненависть человек способен растрачивать в больших количествах…Всего прочего – любви, мудрости, красоты – на свете гораздо больше, чем мы в состоянии потребить. Вечно слишком много роскоши, и никогда не хватает простоты вещей…»

Павич – поэт, прозаик, профессор-литературовед, доктор философии, читал лекции в лучших университетах Европы, в частности, в Сорбонне.

Как читателю мне близко любимое изречение Павича-литературоведа : «Не мешайте словам». Его любимым словом было «живое слово – слово реченное». Павич: «Везде я слушаю живую речь. Но нужно найти нужное слово, уметь его высветить». «Писатель всегда болеет одной болезнью: болезнью крестословицы. Скрещивать слова». Вот так профессор Павич поставил диагноз себе и музыканту-поэту Бутусову, который стал еще и писателем.

Павич считал, что самой современной книгой всегда будет Библия: «Но Библию невозможно понять до конца. Эта книга всегда жива и дышит».

Русский маститый поэт и философ Константин Кедров считает Павича «православным мистиком», а его романы «богомильскими притчами»    http://metapoetry.narod.ru/pavich.htm

Павич сам признавался, что мистика имела место в его жизни.

Мнение читателя. Не согласен с мнением, что Павич - модный писатель.

Мода преходяща. Кедров: «Царство его не от мира сего. В преходящем он ищет вечное. И его романы, пронизанные мистической самоиронией, со временем будут восприниматься как Жития века». От себя добавлю скромное мнение читателя: такие простые вещи –любовь, мудрость, красота – вечны.

Как человеку мне близок афоризм Павича-философа: «Нассать мне на того, кто выдумал ноль». В его романах много афоризмов и философских притч - из них можно составить отдельную философскую книгу.

Как художника меня заинтересовал живописный прием Павича-художника: семейная пара художников в момент любовного экстаза любили рисовать на снегу - супруга страстно сжимала в руках фаллос своего мужа и горячая струя «чая» отпечатывалась на сугробе рисунком.

Как читателя и художника меня покорил живописный прием Павича-писателя-художника: живописать словами. Пейзажи Павичу удались на славу, его пейзажи – чистой воды живопись и поэзия: от одного прожигает зной, от другого колышется аромат, от третьего расползается прозрачный холод…Вода на его пейзажах смеется, волны томно зевают и шелестят…

А удались они ему не случайно: Павич был жизнелюб – любил вкус жизни, её краски и запахи. Он был полиглотом, музыкантом, художником, эротоманом, гурманом, любил красивые вещи и предметы.

А еще он любил необычных «бабочек» из своего пейзажа – тех, которые вылупились из своих коконов-мыслей. Эти необычные «бабочки» по-прежнему слетаются на его книги и в его интернет-сообщество.

Одна из таких бабочек(мужская версия) – бывший архитектор Бутусов, ныне музыкант, поэт, писатель. Я не знаю, от кого он заразился – от любимого им Маркеса или Павича, но его болезнь крестословицы прогрессирует - ему стало мало стихов песен и он написал-напечатал несколько книг. До его книг пока еще не дошел, а вот от Бутусовских переводов Битловских песен - в восторге (см. сообщество ЖЖ «Творчество Бутусова» http://community.livejournal.com/butusov_art/ метка «Литературное творчество»).

Мнение читателя.
Не согласен с мнением, что Павич - писатель только для писателей и филологов.
Павич – писатель для всех читателей, в том числе и для писателей и филологов, просто одни любуются Мастерством красиво
скрещивать слова и мудрость, а другие этому еще и учатся.

    ВИРГОСТАН. Бабочка Бутусова  
Рецензия на книгу www.newslab.ru/review/224022

4 comments | post a comment



Poster:vsegda_slishkom
Date:2010-02-03 01:40
Subject:Карта Белграда
Security:Public

Друзья, вот здесь я составляю карту Белграда по романам Павича.
Просмотреть Белград
Когда я вернулась из Белграда, мне очень захотелось туда вернуться именно с таким путеводителем.
Устроена карта очень просто- я подчеркиваю предложения или абзацы, в которых упоминается та или иная улица, площадь, достопримечательность или кафе, расположение которого можно вычислить хотя бы приблизительно, а потом наношу их на карту. Далее в комментарии к отметке я привожу цитату и указываю страницу и издательство.
Пока работа идет медленно, но теперь я рассказала о ней вам и буду работать быстрее.
Спасибо за внимание.

5 comments | post a comment



Poster:marcipanovaya
Date:2010-01-07 23:20
Subject:Подскажите произведение?
Security:Public

"...а русский прозаик Виктор Ерофеев использовал Павича в качестве персонажа одного своего произведения" (с) "Бумажный театр", из краткой биографии Павича.

Ерофеева я не читала, но,наверное, пора.)
Хочу начать знакомство с творчеством Ерофеева с той книги, где есть герой-Павич.

 Подскажите пожалуйста, о каком произведении идет речь?

3 comments | post a comment



Poster:igorrkuznetsov
Date:2009-12-20 17:45
Subject:О Милораде Павиче - личное
Security:Public

Мне повезло больше многих – я был с ним знаком и называл его просто Милорад. Писал о его книгах в «Новом мире», «Иностранной литературе», «Литературной газете». Сейчас пишу некий мемуар для «Иностранки».
Пока же помещаю чудесную фотографию Павла Кривцова, сделанную весной 1997 в Ясной Поляне. На ней я и моя дочь Маша, Илья Владимирович Тостой и Милорад Павич, И ещё выкладываю давний текст свой из НМ (кстати, встречалась мне ссылка, что этот текст был якобы опубликован в том же 1997 в качестве предисловия к «Хазарскому словарю», изданному неким питерским издательством; ежели у кого есть более точная ссылка – буду весьма признателен»).



О Милораде Павиче, который действительно существует

В одной давней статье, в которой я пытался по следам Милорада Павича бродить аллеями и узкими дорожками регулярного парка сновидений, я позволил себе усомниться в реальном существовании знаменитого автора “Хазарского словаря”. Спустя довольно значительное время это мне аукнулось. Жена Павича, Ясмина Михайлович, ознакомившись с моим пространным опусом и сказав по его поводу приличествующие слова, предложила мне навсегда снять сомнения, запечатлевшись с Павичем на фото. Теперь эта фотография (и не одна) некоторым образом доказывает и мое собственное законное существование в мире Павича, в мире, в который я когда-то самостийно проник в виде читателя, а потом и толкователя сновидческих произведений этого загадочного писателя. То есть, идя по следам, я его всё же догнал. Впрочем, очень может быть, что это просто иллюзия. В том смысле, что в один прекрасный день на фото останется он один, а я куда-нибудь исчезну, как это нередко случается с героями его романов. А считать себя его героем я имею некоторые основания. При всём том это ещё вопрос – кто кого на самом-то деле преследовал.См. далееCollapse )

3 comments | post a comment


browse
my journal